Материально-техническое обеспечение скорой помощи Каменского улучшилось

Старые «рафики» с красным крестом, медики без необходимого медицинского снаряжения, отсутствие навигации и топлива – все это кануло в лету. Теперь медики скорой помощи ездят на современных машинах, имеют смартфоны, дорогую навигацию и несколько чемоданов с медикаментами. Однако, даже имея все необходимое, работать без проблем не получается. Мешают… О том, насколько сейчас обеспечена всем необходимым скорая помощь, и с какими трудностями приходиться сталкиваться медикам, рассказала Лариса Быданцева, главврач  КУ «Днепродзержинская станция скорой медицинской помощи ДОС».
  Взяткам – бой!
— Иногда приходится слышать от каменчан, что скорая помощь приезжает на вызов без ничего, нечем даже сделать укол, и что за оказание малейшей по­мощи необходимо платить, иначе медики разворачива­ются и уходят. Как реша­ются такие проблемы?
— Мы над этим вопро­сом работаем давно. У нас раньше были ситуации, когда не было бензина, не было финансирования, медикаментов. Мы вообще удивляемся, как тогда вы­жили. Было даже такое, что просили у людей на бензин, чтобы доехать на вызов. Но эти деньги шли на нужды «скорой», были все чеки. Такое было до тех пор, пока нас не присо­единили к Днепропетров­скому областному совету. Сейчас персонал приучили к дисциплине, они знают, что на вызове нельзя про­сить деньги. Иначе — сразу увольнение!
— Как давно «скорую» стали снабжать всем необходимым в нужном количестве?
— Резкие положительные изменения произошли в 2012 году, когда реформи­ровали скорую помощь. Тогда нам выделили внушительную сумму на покупку медикамен­тов, закупили новые автомобили, появилась первая навигационная система.
  Есть на чем приехать, есть чем лечить
— Обеспечены ли медики скорой помощи всеми необходимыми медикамен­тами для оказания неот­ложной помощи?
— Медикаментами обе­спечены в полном объ­еме. На одной сумке у нас около 150 наименований. Обязательно есть все жизнеобеспечивающие препараты: «Адреналин», «Дексаметазон», гормо­нальные, наркотические, противошоковые препара­ты, обезболивающие. Есть гипотензивные препараты, снижающие давление, коронарные препараты, снимающие спазм: «Ни­троглецирин», «Валидол», «Метализе» – раство­ритель тромбов. Ели его ввести в начале инфар­кта, то человек даже не почувствует, что он его перенес. Этого препарата нет даже в кардиологиче­ских стационарах. Цена одной ампулы «Метализе» — 27 тыс. грн. Поэтому не бывает такого, чтобы бри­гада приезжала с пустой сумкой. Медикаменты закупает область. Если же какое-то лекарство за­канчивается, мы связыва­емся с другими «скорыми» области и обмениваемся с ними нужными препарата­ми. Такая взаимопомощь не запрещена, никаких финансовых нарушений в этом нет.
— Хватает ли карет ско­рой помощи?
— Хватает. В 2012 году мы получили 12 совре­менных автомобилей: 7- «Peugeot», 5 – «Ford». В 2014 году получили еще 13 «Peugeot» и 1 дизельную «Газель», оснащенную под карету скорой помощи. Остальные автомобили старые, но все равно вы­полняют свои функции. Есть один «УАЗ», мы ним очень дорожим, так как он обслуживает труднодо­ступные районы. Напри­мер, зимой, когда заносы или когда есть крутые подъемы. А «Peugeot» и «Ford» — «воздушные» машинки, которые могут ездить только по гладким дорогам. Когда мы их получили и раздали на все районы, то их «поубивали» сразу же. Всего у нас 52 автомобиля, все оснащены навигационной системой. Также все подстанции скорой помощи получают топливо в необходимом количестве.
 Персонал есть, врачей – не хватает
— Хватает ли сотрудни­ков?
— Укомплектован­ность средним медпер­соналом: фельдшерами, медсестрами -100%. Не хватает врачей: уком­плектованность ними — 68% по всему Центру, включая районы, из них 50% — пенсионеры. Тем не менее, неукомплек­тованность врачами сейчас становится менее болезненной, потому что и врач, и фельдшер оказы­вают одинаковую помощь при различных неотлож­ных состояниях пациента, согласно протоколам ока­зания экстренной помощи.
— Почему молодежь не пополняет ряды медиков «скорой»?
— Реформирование ско­рой помощи и семейной медицины происходило одновременно. Тогда все силы Медакадемии броси­ли на подготовку семейных врачей. И если и выпуска­ли какое-то количество врачей, то до нас они не доезжали. Тем более рабо­та очень тяжелая, зарплата невысокая, а это не всех устраивает.
— Какая сейчас зарплата у работников скорой помощи?
— Средняя зарплата врача — 10 720 грн., медперсона­ла — 7 672 грн., санитаров – 3 759 грн., технического персонала: водители, убор­щица, дворник, слесарь –5 254 грн. Слава Богу, у нас сейчас зарплаты довольно неплохие, выплачивают вовремя и в полном объ­еме. Для сравнения, пол­тора года назад получали 1 500 – 2 000 грн.
 Форма за свой счет
— С какими проблема­ми сталкиваетесь? Чего не хватает?
— Формы и сумок. Сумки старые, их не­сколько раз пытался закупить Центр, но таких как мы бы хотели — нет. Сумка должна быть либо алюминиевая, либо пластмассовая, а нам пред­лагают только из мягкого материала. Поэтому поль­зуемся старыми. Еще не хватает пульсоксиметров. Это очень простенький аппаратик, который опре­деляет уровень кислорода в крови, показывающий нарушение жизненных функций. Еще не хватает кардиографов, они только на новых машинах, старые ЭКГ-аппараты уже все списаны, так как пришли в негодность.
— А что с формой?
— Формы у нас нет. Во всех городах мэрии за­купают форму для своих «скорых». Мы каждый раз просим область закупить форму, но на нее средств нет. Обращались в мест­ный департамент здравоохранения, по­считали, сколько это будет стоить, отдали смету, но пока отве­та нет. Медперсонал вынужден покупать себе форму самостоя­тельно. Медицинский костюм, например, нужно обновлять раз в два года.
— Кто финансирует нашу скорую помощь? Помога­ет ли как-то город?
— Единственное финан­сирование у нас из об­ластного бюджета. Город помогает ремонтами дорог. Заасфальтировали территорию центральной подстанции №1 на про­спекте Гимназическом, подъезд к 3-й подстанции на левобережье, где никог­да не было вообще дороги.
— На офисные нужды хватает средств?
— На канцелярию нам выдают средства. Бумаги, ручек, скрепок и проче­го — хватает. Что касается офисной техники, ее заку­пали давно, и мы даже не рискуем попросить новую.
— За чей счет делаете ремонты в помещениях?
— Ремонты проводят только за бюджетные деньги. За два года мы сде­лали три больших капре­монта помещений, в этом году на левобережной подстанции будем прово­дить ремонт, там развалил­ся большой кусок опорной стены. В 2015-2016 гг. перекрыли все крыши. На ремонт денег ни у кого не просим, с крупными сум­мами не связаны.
— А кто распоряжается финансами?
— Нам выделяют только на защищенные статьи расходов: зарплату и не­которые медикаменты: наркотики, дезсредства и кислород. Все остальное закупает Днепр.
— Грядущая медреформа повлияет на материальное обеспечение «скорой»?
— Пока мы не знаем, что нас ждет. Но, например, и. о. министра здравоохране­ния Ульяна Супрун хочет всех фельдшеров превра­тить в парамедиков. Это человек без специального медицинского образования — не врач, не фельдшер, а просто тот, кто умеет нало­жить шину, зафиксировать больного на носилках и т.д. Это перевозчик, ним может быть пожарный, полицей­ский. Может, мы непра­вильно понимаем, как они хотят нас переучить. Поживем, увидим… Еще слы­шала, что главными врачами, начмедами будут не медработ­ники, а менеджеры без медицинского образования. Мне не совсем понятно, если человек не знает ме­дицинской специфики, как он будет работать? Это все пока на уровне слухов, но мы надеемся, что здравый смысл победит.
Все по протоколу
— Реально ли сегодня вовремя и качественно оказывать медицинскую помощь каменчанам?
— Вполне реально. Единственное препят­ствие: люди до сих пор не могут понять, что скорая помощь – это экстренная медицинская помощь. Мы работаем по разработан­ным протоколам (Приказ от 15.01.2014 №34 «Об утверждении и внедрение медико-технологических документов по стан­дартизации экстренной медицинской помощи»). Оказываем помощь при разных неотложных состояниях: инфаркт, различные травмы, шоки, ожоги, инсульт и т.д. А все остальные вызовы — от людей с хроническими заболеваниями. И таких вызовов предостаточно. Люди привыкли, что к ним приедет врач, посмотрит и назначит лечение. Но это не наша обязанность. Это обязанность семейных участковых врачей. А люди никак не могут это понять. У нас задача не ле­чить, а оказывать экстрен­ную помощь. Поэтому, если бы население было лучше проинформировано, чем должна заниматься скорая помощь, если бы мы выполняли только свои обязанности, мы бы без опозданий приезжали на все экстренные вызовы.
— И часто приходиться работать не по протоколу?
— Хронических больных с каждым годом становит­ся все больше и больше. Бывает такое, что звонит бабушка, ей скучно, и она решила вызвать «скорую», чтобы ей измерили дав­ление. У нас фигурируют практически одни и те же фамилии. Я понимаю, что это больной человек, но это не наш профиль. Была ситуация: поступило сооб­щение: у человека пекущая боль в груди, а все бригады заняты. И бригада при­ехала к нему с опозданием на 31 минуту. Правда, там была мгновенная смерть и медики уже ничего бы не смогли сделать, но так как бригада приехала позже, нас уже считают вино­вными. Но никто не задает вопрос, где в это время находилась бригада? Был случай, когда звонила пьяная женщина, ко­торая в гололед на шпильках не могла перейти дорогу. Меди­ки приехали, перевели. Другой пьяный проспал свою остановку и решил схитрить – вызвал «скорую», чтобы его домой довезли. Делать нечего – довезли. Вызывали «ско­рую» для ребенка с температурой, а оказалось, что ребенку 14 лет, а температура – 37, 2 С. Это не повод для вызова «скорой». Даже укус клеща – не повод. Мы не имеем право его удалять, человек должен обратить­ся к хирургу.
Раньше, в рамках про­граммы «Гипертонические болезни», всех гипертони­ков мы переправляли на Центры первичной медико- санитарной помощи, и на адрес шел семейный врач. Больные не оставались без присмотра, у врачей были такие же укомплектован­ные сумки, медикаменты. Когда в области открыли Центральную единую диспетчерскую, то стали принимать заявки всех под­ряд безотказно, и уже не направляют хронических больных к семейным вра­чам. Из-за этого количество вызовов резко выросло.
Чтобы жалоб не было, приезжаем на такие вы­зовы, а в этот момент из-за нехватки бригад, может кто-то умирает. А мы не можем никому ничего до­казать, защиты у нас нет. Ответственность за такое тоже никто не несет. Бен­зин есть, медикаменты есть, люди есть, защиты нет.
 
Структура скорой помощи Каменского
 
В КУ «Днепродзержинская станция скорой меди­цинской помощи ДОС» входит 7 подстанций:
Первая подстанция в центре города,
вторая – на Соцгороде,
третья – на левом берегу.
И еще четыре в районах: Верхнеднепровском с городом Вольногорск, Пятихатском, Криничанском с при­легающими селами, Петриковском и Царичанском.
 
18 бригад скорой медицинской помощи работает в Каменском и близлежащих районах.
 
Статистика
За 2016 год бригады скорой помощи совершили 110 616 вызовов, из них по городу – 78 168, экстренных – 77%, каж­дый пятый вызов – пьяные, наркоманы, «хроники».
Количество человек, кото­рым оказана помощь во время выезда – 105 456, из них:
— 67% — внезапные заболе­вания
— 13,5 % — хронические
— 7,3 % — несчастные случаи, отравления, травмы
— 8 059 – перевозка рожениц
— 4 462 – безрезультатные выезды, когда приехал, а там никого нет (увеличилось на 49 % по сравнению с 2015 годом)
— 103 – смерть в присутствии бригады
— 24% — госпитализация
— Выезды на ДТП – 276 (по­терпевших – 362, летальных случаев – 23, смерть в присут­ствии бригады – 1)
На 31 декабря 2016 года на 100% обеспечены медикаментами на сумму 1 млн. 970 тыс. 79 грн., топливо: дизельное, А92 – 713 тыс. 920 грн.
На 2016 год на Центр экстренной медицинской помощи и медицины ката­строф для зарплаты и медикаментов выделили 39 млн. 335 тыс. 152 грн.
Средняя стоимость одного вызова – 20 гривен 35 копеек по медикаментам (без «Метализы»)
ЧТО ЕСТЬ В КАРЕТЕ СКОРОЙ ПОМОЩИ
1 кардиомонитор,
2 носилки жесткие и мягкие,
3 дефибриллятор,
4 дыхательные аппараты,
5 кислород,
6 перфузей для медленного введения препаратов,
7 электроотсос – если наруше­но дыхание,
8 5 сумок с медикаментами,
9 кардиограф для снятия
кардиограммы,
10 шины, 
11 воротники шанса для ока­зания помощи при травмах шеи (10 штук),
12 держатель шеи,
13 мешок амбу,
14 глюкометр,
15 акушерские наборы,
16 кондиционер,
17 розетки.